65 шагов к Победе

След войны

 

Великая Отечественная война оставила свой след в каждой семье. Я никогда не спрашивал у своего прадеда о его детстве, о его маме и папе, о войне. Мы были потрясены, услышав его воспоминания, прерываемые его недолгим молчанием.

      После смерти мужа, Письменская Мария (моя прапрабабушка) по приглашению своих родственников приехала в Сталинград, чтобы устроиться на работу в завод, так как надо было растить двоих маленьких сыновей. Позже, в 1938 г., в город из ст. Есипово Воронежской области, она привезла своего сына Анатолия (это мой прадедушка – Письменский Анатолий Васильевич, 1930 года рождения) для зачисления в школу в 1 класс.

     На месте, где сейчас проходит железная дорога возле стен металлургического завода «Красный Октябрь», раньше стояли одноэтажные четырёхквартирные кирпичные дома, в которых жили работники завода, которые называли «Русская деревня». В одном из таких домов и поселились мой прадедушка Толя со своей мамой, которая чуть позже перевезла из деревни и его младшего брата Ваню.

       Мама прадедушки продолжала работать на заводе и во время войны. С началом войны «Красный Октябрь» выполнял военные заказы. Как рассказывает прадед, помимо стали, завод поставлял фронту стальные шлемы, миномёты, танковые корпуса, боеприпасы, противотанковые стальные ежи и многое другое. А в августе 1942 г. из главных ворот завода «Красный Октябрь» выходили на защиту города сформированные рабочие отряды.

       Прадед рассказывает, что были ежедневные бомбёжки, и жить в домах уже было нельзя, опасно. Тогда жильцы (взрослые, дети и старики, все, кто мог что-то делать) «Русской деревни» между домами выкопали длинный окоп шириной около 2 м. и глубиной в человеческий рост, вход был с двух сторон. Стены внутри окопа отделывались деревянными досками, чтобы земля не осыпалась, а сверху окоп накрыли листами железа и засыпали землёй. Это бомбоубежище все называли «щель». В «щели» каждая семья занимала угол, в котором готовили еду,

спали, и т.д.

       В конце сентября 1942 г. на территории завода шли ожесточённые бои, из «щели» выбираться было очень опасно. Чтобы хоть как-то накормить детей, мать прадедушки с соседкой по «щели» пошли пешком на элеватор, который и в настоящее время работает и находится недалеко от ТЮЗа, в надежде собрать хоть какие-то зёрна для еды. В районе элеватора тоже шли тяжёлые бои, и элеватор весь был изрешечён снарядами. Ничего не найдя, женщины повернули обратно. По пути в «щель», в районе школы Совнаркома (39-я Гвардейская) женщины попали в бомбёжку, и мама прадеда погибла. В больнице прадед опознал её тело по кофточке, голова и лицо были повреждены осколками.

         Восьмилетний тогда ещё прадедушка и его младший брат продолжали жить в «щели» в своём углу, голодая, и питаясь тем, что где найдут или раздобудут, до тех пор, пока их не нашла дальняя родственница их матери.

         Жилой район, как и завод «Красный Октябрь», был в руинах, и оставаться в городе уже было невозможно. К «щели» был подогнан автомобиль, в который погрузили людей и повезли к переправе.

        Недалеко, к северу от завода, проходил овраг Глубокая балка, где работала армейская переправа. Наши бойцы эту балку прозвали «Логовом смерти». На переправе была жуткая неразбериха, а машины продолжали подвозить женщин, детей и стариков для переправки на противоположный берег Волги. Испуганные люди ломились на баржу, и так разъединили державшихся за руки двух братьев. Прадед рассказывает, что будучи на другой стороне Волги, он долго бегал по берегу, пока не нашёл своего младшего брата Ваню.

       Переправленных людей рассаживали по машинам и везли в эвакуацию, в Николаевск Сталинградской области. Дальняя родственница их матери, которая вместе с ними переправилась, была вынуждена оставить их в Администрации Николаевского р-на, где собирали детей-сирот, и двинуться дальше в сторону Палласовки. Что с нею сталось, прадед так и не узнал.

       Из Николаевска небольшую группу ребят переправили по Волге в г. Камышин, где находился детский приёмник-распределитель, из которого двух братьев отправили в Руднянский детский дом.

       По окончании войны, осенью 1945 г., мой прадед покинул стены детского дома и поступил в Ремесленное училище в Бекетовке. А в 1947 г., окончив учёбу и получив аттестат, мой прадедушка поступил на работу на металлургический завод-гигант «Красный Октябрь», вскоре к нему присоединился и его младший брат.

         Мама мне говорила, что я будущий мужчина, а мужчины не плачут. Я впервые увидел, как сотрясался и плакал мой дед, вспоминая и рассказывая о своём детстве, о войне и бомбёжках, о погибших родных, о детском доме.

 

Ущенко Андрей. Ученик 3 класса "А" МОУ лицея № 2

Руководитель Котова Галина Борисовна 

 

О чём рассказали пожелтевшие странички

Арасланов М.С.

Мой прадедушка Арасланов Мухамедша Садырович воевал с фашистами с июля 1941 года по 9 мая 1945 года. Он был рядовым красноармейцем, служил в механизированной роте трактористом. Об этом я узнал из семейной реликвии, которая хранится в нашей семье. Это «Красноармейская книжка». Книжка потертая, странички её пожелтели. Не все записи легко можно прочитать. Но этот краткий документ дорог нам: в нём скупые строчки долгого военного пути прадедушки. Из записей я узнал, что он был ранен, а после войны с фашистами участвовал в боях с Японией.

Красноармейская книжкаКрасноармейская книжкаКрасноармейская книжка

Красноармейская книжкаКрасноармейская книжка

Для прадеда война закончилась в марте 1946 года. В книжке перечислены все боевые награды солдата:

медали «За боевые заслуги»,

   «За оборону Советского Заполярья»,

   «За победу над Германией»,

   «За победу над Японией».

Эти медали говорят, что мой прадедушка – герой. Такие герои и победили фашистов.

А еще у нас хранится прадедушкин портсигар, который он привёз с фронта. Портсигар самодельный, из алюминия.

портсигар

Может быть, он сделан из обшивки сбитого самолёта. Я с волнением рассматриваю эту семейную реликвию: этот портсигар держал в руках солдат. Он хранил в нём табак, в минуты отдыха, между боями, наверное, делал самокрутку и курил, думая о доме, о семье, мечтая о победе.

Мы бережно храним эти реликвии. Прадедушка давно умер, а мы о нём помним и гордимся им.

Он не вернулся из боя

Стихотворение В. Высоцкого "Он не вернулся из боя" читает Екатерина Гусева.

Работа выполнена учениками 3 класса.

Военная история моей семьи

Моя бабушка Трушкова Лидия Алексеевна родилась в 1938 году. Ее детство пришлось на годы Великой Отечественной войны. Когда началась, война бабушке было всего три года, ее сестре  шесть лет, а брату восемь. Семья проживала в районном городке Кировской области Слободском.

Сейчас моей бабушке  72 года, а ее сестре 75 лет. Это уже пожилые люди. Мне очень захотелось узнать историю своей семьи. Мы всей семьей слушали рассказы моих родных о военном времени.

22 июня 1941 года началась война. Мой прадедушка Бородавкин Алексей Николаевич уже в июле месяце 1941 года был призван в ряды Красной армии по мобилизации. Ему было присвоено звание «сержант» и он был назначен командиром отделения восьмой стрелковой роты. Все это я узнала из Красноармейской книжки моего прадедушки, которая бережно хранится в нашей семье.

Красноармейская книжкаКрасноармейская книжка

Весь город Слободской провожал солдат на войну. На маленьком вокзале все плакали. Опустел перрон, и моя прабабушка Бородавкина Елизавета Филипповна осталась одна с тремя маленькими детьми.

Вся семья с нетерпением ждала писем с фронта. По радио передавали не утешительные сообщения о том, что наши войска отступают. Моя прабабушка молилась только о том, что бы ее муж пришел с фронта здоровым и невредимым. Эту фотографию прабабушка отсылала на фронт мужу.

Потянулись тяжелые дни ожидания. В городе начался голод. Моя прабабушка продавала вещи в обмен на продовольствие. Последней была продана керосиновая лампа. Елизавета Филипповна старалась прокормить детей, а сама часто оставалась голодной. Когда она продала керосиновую лампу, ей дали не большие буханочки хлеба. Пока моя прабабушка шла домой, она съела одну буханку этого хлеба. Придя домой, она горько заплакала, ведь дома ее ждали трое голодных детей. Все трое ее уговаривали, что они не хотят есть. Время было очень тяжелое. От голода у детей начала развиваться дистрофия. Старшие дети в семье собирали щавель на лугах и побеги сосны в лесах, подбирали на полях остатки не убранного урожая, мерзлую картошку, морковь, капусту, свеклу, турнепс. Собирали очистки от картофеля, вываленные в овраг, варили их и ели. Елизавета Филипповна выращивала табак. Длинными, зимними вечерами дети делали папиросы, шили и вышивали кисеты, набивали табаком. Прабабушка отсылала по почте посылки на фронт с табаком для солдат.

Письма с фронта были очень редкими неутешительными. Отец моей бабушки был на передовой линии фронта на Кандалакшском направлении. Он был дважды ранен. Последним известием с фронта, которое получила моя прабабушка, это известие о том, что ее муж Бородавкин Алексей Николаевич пропал без вести. Горе захлестнуло всю семью. Прабабушка не хотела верить этому и все надеялась, что ее муж жив.

На самом деле  оказалось, что, выполняя боевую операцию, мой прадедушка был тяжело ранен в ногу. Солдаты, чтобы выполнить боевое задание оставили его в укрытии, забросав осенними листьями. А когда возвращались обратно, подобрали его в бессознательном состоянии и  отправили в госпиталь. Это третье ранение было очень серьезное. Алексей Николаевич потерял много крови, началась гангрена. В госпитале моему прадедушке ампутировали ногу сначала по колено, а потом  отрезали ногу по самый пах. Весь год мой прадедушка скитался по госпиталям и не писал домой. Он очень сильно переживал о том, что остался калекой. Уволен из армии он был в сентябре 1943 года по ранению. Вернулся он домой с фронта однажды ночью. Вместо ноги бал деревянный протез. Елизавета Филипповна плакала от радости и от горя. Когда прадедушка откинул протез, по ноге текла кровь. На месте отрезанной ноги были грубые шрамы и поврежденная кожа от протеза. Для такого богатыря, как мой прадед отсутствие ноги приносило тяжелые страдания. Со слов моей бабушки Алексей Николаевич часто как будто хватался за ногу, которой не было, кричал по ночам, ведя солдат в бой, ведь он был командиром отделения. Иногда мой прадедушка рыдал, вспоминая погибших товарищей, и успокаивался только после приезда скорой помощи. Моя мама говорила, что прадедушка не любил рассказывать про войну. Его часто, как ветерана войны приглашали в школу для встречи с детьми, но ему  тяжело было рассказывать о войне, и он часто просто отказывался от встречи. В краеведческом музее г. Слободского в архивах имеется информация о моем прадедушке. У моего прадедушки имеются награды, которые свято хранятся в нашей семье.

 

Трудовая книжка моей прабабушки

Я хочу Вам рассказать о своей прабабушке Сунцовой Екатерине Михайловне. Она Сунцова Е.М.родилась в 1907 году и прожила 88 лет, но если бы не тяжелый труд во время войны я думаю, она смогла бы жить дольше.

Перед самой войной прабабушка вместе со своей семьёй переехала жить в город из Проснинского района. До войны, мой прадедушка Тимофей Петрович служил в армии во флоте в г. Владивостоке. В моей семье сохранилась фотография прадедушки 1936 года, которую он послал своей семье. Когда началась война его снова призвали на службу, а прабабушка начала работать в Кировском Отделении Военторга где и проработала до пенсии. Моя мама говорит, что бабушка не любила рассказывать о тех годах, потому что жили они тяжело, трудно. У прабабушки было трое детей, а в городе у неё никого родных не было и ей приходилось всё успевать одной. Моему дедушке, когда началась война, было семь лет, почти как мне сейчас, и он оставался с другими детьми, когда его мама уходила на работу.

Я думаю, что моя прабабушка работала во время войны очень хорошо, ведь в её трудовой книжке, которую показала мне мама, записано много благодарностей. А ещё моя прабабушка награждена в июле 1946 года медалью « За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941-1945г.г.»  и ещё двумя юбилейными медалями 30 лет и 50 лет Победы в Великой Отечественной Войне. Эти награды вместе со старыми фотографиями бережно хранит моя мама в семейном архиве.

трудовая книжкамедаль "За доблестный труд"

награды

Военное детство моего прадедушки

Мой прадедушка Кремлёв Александр Григорьевич родился в деревне Кремли Куменского района Кировской области в большой крестьянской семье, где было четверо детей. Он был старшим братом. Вот что он рассказал мне о событиях тех далеких лет, о своём военном детстве.

...Уходя на фронт, посадил отец нас всех в избе на лавку, чтобы взглянуть на прощанье, обнял каждого, расцеловал, а мне сказал: «За старшего остаешься в семье». Долго бежали мы за батей по пыльной дороге, пока колонна не скрылась из вида... Война унесла всю радость и веселье, начались тяжелые военные годы. Работали все: женщины, старики и дети.

Женщины д.Кремли Женщины д.Кремли в военные годы

Пахали и боронили земли, сажали огороды, караулили скот, собирали колоски, помогали матери по дому. Голодные работали и учились. На уроках думали, как поскорее домой и поесть, а едой была картошка и кусочек хлеба. Окончив пять классов, я с ребятами старше меня на три года, взвалив котомку на плечо, что собрала мне мама в дорогу, пошел на курсы трактористов. Шел мне тогда тринадцатый год. Был я парнем рослым и крепким, от старших ребят совсем не отличался. Так и проучился с ними всю зиму, сдал экзамены, а когда дело дошло выдавать документы, меня вдруг спросили: «А ты откуда взялся? Ведь тебе еще нет четырнадцати лет!». Вызвали мастера, а он за меня заступился, так как я учился и работал хорошо, с желанием и технику очень полюбил. Меня оставили. Год я работал прицепщиком и на зернотоке. А когда мне исполнилось четырнадцать лет, получил документы и стал помощником тракториста, а потом и сам сел на трактор. Пахали день и ночь, без выходных, пока не закончилась страда. Спали по четыре часа в сутки. После уборки урожая,  я первый раз получил на трудодни пять мешков зерна. Мама плакала от радости, все гладила меня по голове и приговаривала: «Совсем ты взрослый стал Саша, весь на отца похож». В доме запахло свежим хлебом и пирогами. Младшие братья и сестры не могли нарадоваться.

Отец воевал, приходили письма. Мама читала и перечитывала их каждый день. В них он сообщал, что жив и здоров, бьет врага, очень волнуется о нас. Под Сталинградом был ранен в ногу, долго лежал в госпитале. Снова ушел на фронт. Вернулся домой в конце 1945 года с медалями и наградами. Это была незабываемая встреча. Младшие братья и сестры бежали в поле к маме и кричали на всю округу: «У нас папка вернулся!». Мне же отец крепко по-мужски пожал руку и обняв, сказал: «Спасибо сын!».

После войны деревня стала оживать. Мужчины возвращались домой. Жизнь потихоньку стала налаживаться.

...Дедушка отслужил в армии, там выучился на шофера и всю жизнь проработал на транспорте. Сегодня Ветеран Труда на заслуженном отдыхе. А  когда  мы едем к нему на Родину в деревню, проезжая мимо полей,  он с гордостью говорит: «Это мои поля! И я их пахал с детства!». Любовь к малой родине созвучно передают стихи о любимой деревне, о родном доме.

Кремлёва Н.И.

Малый край, сторонушка родная!

Если встанет вдруг невмоготу,

Снова детство молча вспоминаю,

Родников и речек чистоту...

Позабуду мигом про усталость.

Улеглись волнения и грусть

Так легко давно мне не дышалось,

Так светло давненько не жилось!

Наконец-то снова я под этим небом,

Где полвека кануло в лета.

И где пахло в доме молоком парным и свежим хлебом.

И биография моя была почти чиста.

Что-то стала узенькой дорожка.

И деревья здесь стоят стеной...

Постою и погрущу немножко

И поклон отвешу им земной.

Я очень люблю своего старенького дедушку. Хожу к нему в гости. Поздравляю с праздниками, с днем рождения. Своими руками мастерю ему подарки. Пусть дедушка живет долго, долго. Его рассказ о военном детстве я запомню на всю жизнь.


Раненое детство

Детство, опаленное войной

Я хочу рассказать об одной героической женщине, знакомой нашей семьи. Зовут ее Раиса Ивановна. Сейчас ей уже больше восьмидесяти лет, а в годы Великой Отечественной войны она была еще совсем девчонкой. Когда началась война, ей не было еще и четырнадцати лет. Городок, где она жила, находился на границе с Белоруссией. Вскоре после начала войны там появились фашисты. Они захватили в плен жителей этого городка, посадили в товарные вагоны и повезли в Германию. Попала в плен и Раиса Ивановна. Проехав примерно сутки, мужчинам удалось выломать несколько досок в стенке вагона. Ночью, на одной из станций, она и еще несколько человек вылезли через пролом и убежали в лес. Всем ли людям их вагона удалось бежать, неизвестно, но Раиса Ивановна убежала. Она бежала через лес, спотыкаясь и падая, царапая руки и лицо, лишь бы быть подальше от этого поезда. На следующий день ее, обессиленную и голодную, нашли партизаны.

Раиса Ивановна осталась в партизанском отряде, сказав, что ей уже скоро будет шестнадцать лет, а иначе ее отправили бы в детский дом. В отряде она стала разведчицей, и вскоре уже ходила на задания в расположенный неподалеку и оккупированный немцами городок. Приносила ценные сведения о количестве немецких солдат в городе, сколько у врага боевой техники и многое другое. Она была невысокого роста, поэтому фашисты не обращали на нее особого внимания, принимая ее за ребенка, хотя, по сути, она им и была.

Обычная девчонка, со своими мечтами и фантазиями. Ей хотелось гулять с подружками по парку в ее родном городе, уже тогда она мечтала поступить в театральное училище, стать артисткой. А вместо этого она с партизанами минировала железные дороги, пускала вражеские поезда под откос.

Как-то раз, возвращаясь с задания, она наткнулась в лесу на фашиста. Он замахнулся на нее штыком своей винтовки, чтобы заколоть, но ей удалось так вцепиться и повиснуть на этой винтовке, что как он ни крутил, он не мог оторвать ее. Но, конечно, силы были не равны. К счастью, кто-то из партизан оказался рядом, он ударил фашиста сзади, прикладом. Позднее Раису Ивановну ранило в ногу, и ее увезли в госпиталь, а затем в тыл.

Каким-то образом, она оказалась в нашем городе. Здесь она училась. Свою мечту стать актрисой не осуществила, постеснялась. Потом всю жизнь работала на железной дороге. У Раисы Ивановны очень много боевых и трудовых наград. У нее большая семья, дети, внуки. Сейчас она живет с дочкой в Вологодской области.

В нашей семье всегда очень уважительно относятся к людям, которые принимали участие в Великой Отечественной войне. День Победы в нашей семье считается большим праздником. Но этот праздник не только радостный, но и грустный, потому что на этой войне погибло очень много людей.

Я хочу, чтобы никогда и нигде в мире не было никаких войн.

 

Три друга-штурмана

      Война застала моего прадедушку в Брянске. В первые же дни войны их семью эвакуировали, потому что город бомбили. Сначала мой прадедушка работал на заводе, поскольку в армию его ещё не брали (он только закончил 9-ый класс). Потом он поступил в лётное училище. Вместо трёх лет ему нужно было освоить тяжёлую  профессию штурмана  за два года.

      В училище он познакомился с двумя курсантами: Николаем Поповым и Александром Титовым. Они остались друзьми на всю жизнь.Командование определило их в одну эскадрилью. Они летали на американских бомбардировщиках Б-25, которые всегда вспоминали добрым словом. Особено тяжёлыми были ночные вылеты: хотя летели эшелоном, но на цель выходили по одному. Приходилось летать через заградительный огонь фашистских зенитных орудий, чтобы доставить продовольствие и боеприпасы ЮгославскойОсвободительной армии.

      Однажды во время вылета самолёт подбили. Прадедушка катапультировался, но парашют зацепился за дерево над оврагом. Прадедушка сумел выбраться и дойти до югославских партизан.

       Между этими фотографиями ровно полвека. На февральском фронтовом снимке три друга-штурмана. Мой прадедушка, Виктор Михайлович Волчков, посередине.Они дружили всю жизнь, а их верность авиации не прерывалась никогда.

 

Мешок картошки

Синдикация материалов
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru